Главная Политика и общество  Канадский историк-русист. Жаждут ли русские правительства западного образца? Опросы показывают, что большинство предпочло бы возвращение советской системы либеральной демократии

 Канадский историк-русист. Жаждут ли русские правительства западного образца? Опросы показывают, что большинство предпочло бы возвращение советской системы либеральной демократии

через Времея и Мир
11

 

1Чего на самом деле хотят русские? В течение многих лет социологи и эксперты задавали этот вопрос. Новый опрос,  результаты которого многих удивят, о демократии и общественном восприятии Запада показывает, насколько неуловим ответ.

В течение многих лет Московский Левада – центр, официально признанный Министерством юстиции страны «иностранным агентом»  из – за  с зарубежного  финансирования, пытался пролить свет на то, как думают и чувствуют люди, живущие в стране. В пятницу он опубликовал свое последнее исследование доверия к политической системе.

На вопрос «Какую политическую систему вы считаете лучшей?» всего 16% ответили: “демократию по образцу западных стран”. Чуть более высокая доля – 18% – ответила “нынешняя система (т. е. модель Бориса Ельцина/Владимира Путина последних трех десятилетий)”. Но главной цифрой было то, что колоссальные 49% сказали, что они предпочитают “советскую систему, как у нас было до 1990-х годов”.

Это самый большое количество голосов, когда-либо зафиксированное в пользу правительства советского образца, по сравнению с 37%,  в последний раз, когда задавался этот вопрос, еще в январе 2016 года.

Поддержка нынешней системы невелика, но соответствует среднему показателю, зарегистрированному за последнее десятилетие, и превышает однозначные цифры, продемонстрированные, когда Левада начал проводить этот опрос в 1996 году. Напротив, число тех, кто стремится к тому, что они воспринимают как демократию западного образца, значительно сократилось за тот же период, снизившись примерно с 30% в конце 1990-х годов до нынешнего уровня в 18% сегодня.

Одним из объяснений полученных результатов может быть то, что это вопрос возраста: пожилые люди испытывают ностальгию по своей потерянной юности при коммунизме, в то время как молодежь более прозападна и выступает за демократию.

В этом есть доля правды: согласно опросу Левады, только 30% людей в возрасте от 18 до 24 лет поддерживают возвращение к советской власти по сравнению с 62% людей в возрасте 55 лет и старше. Напротив, 32% молодежи выступают за западную демократию, в то время как только 9% их старших соотечественников поддерживают ее. Если вы демократически настроенный прозападник, вы можете утешиться этим и представить, что по мере взросления молодого поколения Россия в целом станет больше похожа на вас.

Хотя, может быть, и нет.

Люди старше 55 лет, которые так любят Советский Союз и так негативно относятся к Западу, – это те же самые люди, которые в молодости, три десятилетия назад, выходили на улицы, протестуя против Коммунистической партии Советского Союза и в поддержку Бориса Ельцина. Еще в декабре 1993 года они с радостью одобрили новую конституцию Ельцина, и примерно 30% из них отдали голоса за либеральные партии того или иного типа, такие как “Выбор России” Егора Гайдара, “Яблоко” Григория Явлинского или Российское движение за демократические реформы Анатолия Собчака. В настоящее время различные либеральные фракции России едва могут набрать 5% между собой.

Другими словами, многие из этих ностальгирующих по советскому Союзу, ненавидящих Запад, ненавидящих демократию, когда-то сами были ярыми прозападными либералами. Где-то на этом пути их ограбила реальность. Нет никакой гарантии, что то же самое не случится с сегодняшней молодежью, которая в любом случае с такой же вероятностью захочет советского правительства, как и западной демократии.

В целом, похоже, происходит то, что россияне в целом не слишком любят свою систему правления, но, в отличие от конца 1980-х и начала 1990-х годов, когда они смотрят на Запад, они не видят чего-то достойного подражания. Поэтому они обращаются к единственной другой известной им модели – Советскому Союзу – как к своего рода варианту «ничего из вышеперечисленного».

Другими словами, антиправительственные настроения в России не переходят в прозападные чувства, не говоря уже о принятии западных моделей. Это можно увидеть в ответах на другой вопрос, заданный Левадой, относительно предпочтительной экономической системы россиян. Только 24% заявили, что их идеалом является экономика, «основой которой является частная собственность и рыночные отношения», тогда как 62% заявили, что предпочитают экономику, “основанную на государственном планировании и перераспределении”.

Опять же, это сильно отличается от того, что было 25 лет назад. В 1996 году 48% респондентов выступали за частную собственность и рыночные отношения, и только 29% поддерживали государственное планирование и перераспределение. Очевидно, что либерализм свободного рынка не так популярен, как раньше.

Прозападные русские мало что могут спасти от всего этого. Единственным возможным источником утешения являются ответы на другой вопрос, в котором россиян спрашивали, хотят ли они, чтобы страна была прежде всего а) «великой державой, которую уважают другие страны», или б) “страной с высоким уровнем жизни, но не одной из сильнейших стран мира”, и 66% людей проголосовали за вариант б), и только 32% за вариант а). Это по сравнению с ситуацией сразу после реабсорбции Крыма в марте 2014 года, когда россияне разделились поровну: 47% высказались за б) и 48% – за а).

Возможно, это говорит о том, что патриотический пыл так называемой «Русской весны» угас. Оппозиционеры, которые считают это патриотическое настроение жизненно важной опорой нынешней власти, могут расценить это как обнадеживающий знак.

Хотя они также, вероятно, ошиблись бы. Результат марта 2014 года был мгновенным. В противном случае, на протяжении всех 25 лет, в течение которых Левада проводил этот опрос, достойный уровень жизни всегда побеждал статус великой державы. И это неудивительно. Это то, чего вы ожидаете от большинства людей, в большинстве мест, большую часть времени.

Это также довольно глупый вопрос, поскольку он представляет статус великой державы и достойный уровень жизни как диаметрально противоположные. На самом деле, чем богаче люди, тем могущественнее и государство – и вариант Норвегии или Швейцарии вряд ли открыт для России. Вариант а), другими словами, не противоречит варианту б), но, возможно, зависит от него.

То, как поставлен вопрос, возможно, больше говорит нам о предвзятости организации, проводящей опрос, чем о тех, кто отвечает. Другими словами, это дает понять, что Левада считает статус великой державы нежелательным. Но  это не имеет особого смысла.

То же самое можно сказать и о других вопросах. Имеет ли смысл, например, просить россиян выбирать между западной демократией, их нынешней системой правления или тем, что у них было при Советах? Учитывая, что третий вариант кажется невозможным, маловероятно, что кто-то серьезно рассматривает его, пока кто-нибудь из  центра Левады не позвонит им и не спросит, хотят ли они этого. Тот факт, что они затем показывают большой палец вверх, может означать не очень много, кроме того, что им не нравятся другие варианты.

Если бы русские действительно хотели вернуться в 1980 год, они бы все бросились на следующей неделе голосовать за Коммунистическую партию. Они и не собираются этого делать. Поэтому следует быть осторожным, принимая эти опросы за чистую монету.

Тем не менее, они говорят нам кое-что: россияне не слишком довольны системой, в которой они живут, но они не рассматривают системы, подобные тем, которые существуют в США и ЕС, как решение. Это открытие может шокировать западных политиков и комментаторов, которые думают, что будущее – и воля народа – указывает только в их предпочтительном направлении.

.

Автор: Пол Робинсон, профессор Оттавского университета. Он пишет о российской и советской истории, военной истории и военной этике.

Источник Russia Today

 

СВЯЗАННЫЕ ПОСТЫ

Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта. Мы будем считать, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принимать