Главная Ислам и Современность Хола Хюбш: “я чувствовала ответственность за то, чтобы позволить красоте моей религии сиять,”

Хола Хюбш: “я чувствовала ответственность за то, чтобы позволить красоте моей религии сиять,”

через Исмаил
0 комментарий 25

Хола Марьям Хюбш, вероятно, мало нуждается в представлении нашим немецким читателям. Родившаяся и выросшая во Франкфурте в многодетной семье мусульманина-ахмади, Хола обладает уникальным наследием матери-индуски и отца-немца (покойного Хадаятуллы Хюбша), которые приняли ислам.

Получив степень магистра в области журналистики, психологии и германистики, Хола была хорошо подготовлена к тому, чтобы продолжить свою карьеру в журналистике и выразить свою страсть к исламу в своих произведениях. Ее книги [1] и статьи охватывают современные исламские проблемы, такие как “Терпимость в исламе”, “Ислам и феминизм”, “Антимусульманский расизм” и “Правый популизм и страх немцев перед исламом’. Они были опубликованы по всей стране такими газетами, как “Франкфуртер Альгемайне Цайтунг”, “Die Zeit” и “Die Welt”.
В 2015 году Хола был членом комитета экспертов по правам человека в немецком бундестаге (Федеральный парламент Германии). В настоящее время она входит в Правление (Rundfunkrat) штата Гессен, курируя медиа-контент. Кхола также является приглашенным лектором для студентов университетов и давала публичные интервью, обсуждающие ислам, в различных национальных телевизионных сетях.

Ее влияние выходит за рамки границ, поскольку в 2019 году она также была удостоена “Монорелигиозной премии” Итальянской социологической ассоциации (AIS) за “борьбу с несправедливостью, преследованиями и злоупотреблениями”. Всего этого она достигла, выйдя замуж и воспитав четверых детей. Редактор женского раздела “The Review of Religions” Мунавара Гаури имела удовольствие поговорить с Холой о ее жизни и ценностях.
________________________________________
МГ: Добро пожаловать в Review of Religions?, Хола. Спасибо, что нашли время поговорить с нами!
Х.Х.: Спасибо вам за то, что пригласили меня. Это большая честь!
МГ: Хола, у вас немецко-индийское происхождение. Ваш покойный отец был немцем (Хадаятулла Хюбш), а ваша мать (Садика Султана) – индуска из Кадиана.. В буквальном смысле они жили в разных мирах! Как возник их брак?

Х.Х.: Мой отец принял ислам после того, как пережил некоторый духовный опыт общения с Аллахом. Ранее он был активистом, литератором и хиппи и не имел никакого отношения к исламу. Поскольку Сам Аллах привел его к исламу, Третий халиф Хазрат Мирза Насир Ахмад (р.Х.) дал ему имя “Хадаятулла”, что означает “тот, кого ведет Аллах’.
Моему отцу приснилось, что “дервиш” (один из 313 сподвижников, оставшихся охранять город Кадиан в Индии, тогдашний центр ахмадийской мусульманской общины во время Раздела в 1947 году) подарил ему кольцо. Поэтому он отправился в Кадиан и женился на моей матери, дочери дервиша из его сна. Кроме того, моя мать уже видела моего отца во сне. Это было то, что прежде всего держало моих родителей вместе, – их духовные отношения с Аллахом. Это была связь, которая заставила их любовь расцвести. Таким образом, мне повезло родиться мусульманином-ахмади, Альхамдолилла [Вся хвала Аллаху].
МГ: Какая вдохновляющая история о Руководстве Аллаха на очень личном уровне для обоих ваших родителей в отношении их брака.

МГ: Я читала, что мусульманское население Германии в настоящее время составляет около 6/7%. Предположительно, в 1980-х годах, во время вашего детства, это было еще меньше. Каково было расти немецким мусульманином?
Х.Х.: Я была единственной в своем классе, а позже и в моей школе и в моей учебной программе, кто носил платок. В сочетании с моей запоминающейся немецкой фамилией это выделяло меня, хотя я была довольно застенчиой. Я поняла, что для окружающих я была лицом ислама; они не знали других мусульман. Это помогло мне стать уверенным в себе, потому что я чувствовала ответственность за то, чтобы позволить красоте моей религии сиять, чтобы противостоять всей тьме, которую они ассоциировали с исламом.
МГ: Итак, похоже, вы чувствовали немалую ответственность за то, чтобы лично хорошо представлять ислам с юных лет. Своим хорошим личным поведением вы пытались показать другим, чему на самом деле учит ислам. Это напоминает мне, что Хазрат Мирза Гулам Ахмад (ас), Обещанный Мессия (ас) и Основатель Ахмадийской мусульманской общины, сказал:
‘Священный Коран четко запрещает применение силы для распространения веры и направляет ее распространение через присущие ей качества и хороший пример мусульман’. [2]
Переходя к вашей карьере, что тогда побудило вас заняться журналистикой?
Х.Х.: Формирующим событием моей юности стало основание MTA (мусульманского телевидения Ахмадия – первого 24-часового мусульманского спутникового канала, запущенного Ахмадийской мусульманской общиной в 1995 году). Там я получила свой первый журналистский опыт, а также писала для журналов ахмадийской общины и занимался литературной работой. Я хотела поделиться с миром захватывающим опытом и прозрениями, которые мне позволили получить благодаря исламу. Это было мое глубокое, искреннее желание, и средства массовой информации казались эффективным способом сделать это.
МГ: Итак, какой совет вы бы дали другим молодым мусульманкам, которые, возможно, рассматривают карьеру в журналистике?
Х.Х.: Читай, читай, читай и много пиши! Получайте знания из многих областей жизни. Развивайте неподдельный интерес к людям. Как журналист, я хочу помочь другим получить знания, которые изменят их жизнь. Сопереживание и сильное чувство справедливости и правды также важны. Предпосылкой для этого является обострение своего суждения. Это может быть сделано только с помощью Аллаха.

МГ: Вы много писали на такие темы, как “Ислам и терпимость” или “Любовь в исламе’. Эти слова редко встречаются вместе в печати! Как читатели отреагировали на ваши статьи?

Х.Х.: Я получила много отзывов, и они сильно различались. Есть комментарии с ненавистью и критикой, но есть также люди, которые пишут мне, что они начали изучать ислам и благодарны за этот новый взгляд. Меня особенно трогают сообщения от читателей, которые рассказывают мне, как они нашли свой путь к Богу через мои статьи или книги. Некоторые даже становятся мусульманами или ахмади-муслимами. Это самая прекрасная обратная связь, и для этого стоит приложить все усилия.

МГ: Очевидно, что ваше письменное слово оказывает глубокое влияние на определенных людей. Вы написали две книги, касающиеся ислама. Не могли бы вы вкратце рассказать нам, о чем они и почему вы почувствовали необходимость их написать?

Х.Х.: Моя первая книга должна была стать ответом на распространенную критику ислама. Я начала с главы о женщинах, но она стала такой длинной, что ее хватило на всю книгу. В нем рассказывается о феминизме и о том, почему ислам обеспечивает реальное гендерное равенство – также в свете текущих социологических данных.
После этого я написала том эссе о важных вопросах: Бог во времена атеизма, любовь во времена капитализма, красота во времена Instagram, смерть во времена материализма…Всегда на фоне личного опыта общения с Аллахом и исламскими источниками. Потому что многие люди не получили этих захватывающих открытий в удивительный мир исламской мудрости. Они не знают Аллаха. Это очень болезненно для меня, поэтому я чувствую желание поделиться своими открытиями, особенно с теми, кто не знает этого мира и верит, что его не существует. Это попытка показать кому-то, кто не видит того, что вы испытываете сами. Чтобы помочь слепому человеку прозреть.

МГ: Твоя страсть делиться учениями ислама ощутима, Хола. Есть ли у тебя какие-нибудь планы относительно дальнейших книг?

Х.Х.: Да, у меня в голове уже некоторое время вертелась идея романа, и, по-моему, я также написала еще несколько эссе, но их все еще нужно перенести на бумагу. Я также написала исламскую детскую книгу и ищу кого-нибудь, кто мог бы ее проиллюстрировать. Итак, если есть какие-нибудь хорошие иллюстраторы, которые заинтересованы, пожалуйста, не стесняйтесь обращаться ко мне!

МГ: Как захватывающе! Будучи матерью троих детей, я также чувствовала нехватку исламских книг, посвященных детям-мусульманам. Тем не менее, за последние несколько лет, я чувствую, что наша Община, Ахмадийская мусульманская община, рассмотрела этот вопрос и опубликовала несколько замечательных маленьких книг для детей … но все еще есть потребность в большем. Можете ли вы поделиться темой вашей детской книги?

Х.Х.: Название – “Дети из мечети Нур” (Wir Kinder von der Nuur-Moschee). Она рассчитан на детей в возрасте от 9 до 12 лет и охватывает жизнь группы мусульманских детей в течение года и написана в формате коротких рассказов. В нем рассказывается об их опыте как мусульман и небольших инцидентах, таких как принятие молитв Всемогущим Аллахом. Это очень вдохновлено реальным опытом, который я пережила в детстве и со своими детьми.

МГ: Это звучит интересно, Хола. Короткие истории размером с укус всегда популярны, и я думаю, что для этой конкретной возрастной группы написано меньше исламских книг, рассчитанных на них. Вы также читаете лекции по исламу в университетах по всей Германии. Ваша аудитория может состоять до 1000 студентов. Вы когда-нибудь нервничаете, выступая на публике? Приходит ли это естественно или это навык, который вы развили?

Х.Х.: Хотя я был застенчива, я уже умела произносить зажигательные речи в школьные годы. Тем не менее, это также вопрос практики: со временем аудитория стала немного больше, так что я вросла в нее. Затем, когда у меня была многомиллионная аудитория на телевизионном ток-шоу, я действительно однажды отключилась в самом начале. Но я сразу же почувствовала помощь Аллаха, потому что поняла, как я реагировала, и никто не заметил моего отключения. Так что я не волнуюсь, потому что все в Руках Аллаха, Он – Лучший Помощник!
МГ: Совершенно верно, но я действительно восхищаюсь вашим мужеством выставлять себя на всеобщее обозрение! В настоящее время вы входите в Правление (Rundfunkrat) земли Гессен, контролируя весь медиа-контент. Это звучит как довольно влиятельная роль, где вы потенциально помогаете предотвратить искажение исламских учений в Интернете.
Х.Х.: Да, в Германии есть служба общественного вещания, и у каждого есть возможность подать жалобу на программу. Это также относится к репортажам об исламе. Совет по телерадиовещанию рассматривает эти жалобы, и в этом контексте я могу поделиться своим опытом по исламским темам. Тем не менее, для зрителей важно отправлять свои жалобы, если что-то кажется им неправильным. Только когда все начнут действовать, продюсеры осознают необходимость подвергнуть сомнению свое освещение ислама.
МГ: Вы также вносите свой вклад в общенациональные телерадиовещательные компании и газеты, которые смотрят и читают миллионы людей. Даже немецкий бундестаг (парламент) консультировался с вами. Как вы развили свои исламские знания и понимание? Если наши читатели захотят расширить свои знания об исламе, какие ресурсы вы бы порекомендовали?

Х.Х.: Когда я была ребенком, мой отец часто водил меня на религиозные сеансы вопросов и ответов, которые он проводил. Он многому научился у Четвертого халифа, Его Святейшества Мирзы Тахира Ахмада (rh). Позже я начал читать книги Общины и слушал все, что мог найти у Хузура (аба) (Его Святейшества). Как ахмадийцы, мы так благословлены халифатом (духовным руководством), что нас регулярно кормят духовной пищей для наших душ. Книги остаются самым важным источником. Во время приготовления пищи и уборки мне нравится одновременно слушать подкасты и видео. Но также хорошо просто заниматься поминанием Аллаха. Все знания остаются пустыми без духовного прогресса.
МГ: Немецкая телекомпания ARD назвала Вас ‘публичным лицом мусульманских женщин в Германии’. Это неплохое название! Как вы относитесь к тому, чтобы представлять мусульманских женщин в вашей стране? Является ли ношение хиджаба (вуали) в Германии сложной задачей?

Х.Х.: Каждая женщина, которая носит хиджаб, также несет ответственность за то, чтобы ее воспринимали как лицо ислама. Когда я начала носить хиджаб подростком, я боялась подвергнуться остракизму. Но я сказала себе: “Алайсаллаху би кафин абдоху”, то есть: “Разве Аллаха недостаточно для Его слуги?” (Откровение обетованного Мессии [как]). У кого есть друг Аллах, чего еще им бояться?

МГ: Да, действительно. Похоже, у вас очень сильная вера Хола, которая сформировала каждый аспект вашей жизни. Например, у вас был брак по договоренности, когда вам было чуть за 20. Такая концепция, вероятно, совершенно чужда коренным немцам. Как вы объясняете браки по договоренности своим друзьям и коллегам?

Х.Х.: Мне не нравится термин “брак по договоренности”, потому что с ним связано много ложных ассоциаций. Это не родители или другие люди устраивают брак, это Аллах. Семья и друзья поддерживают нас, внося предложения и помогая нам молитвами в процессе принятия решений. Как мусульмане, мы имеем огромное преимущество в том, что нас не оставляют одних принимать это важное жизненное решение. Особенно для женщины, это преимущество в том, что мужчина (муж) с самого начала становится главным и должен брать на себя ответственность. Он не может просто легкомысленно эксплуатировать женщину для своего кратковременного удовольствия. Я думаю, что ислам – очень благоприятная для женщин религия – вы можете видеть это, среди прочего, в правилах выбора партнера и вступления в брак.

МГ: Это правда, что исламская система брака предназначена для защиты женщин от эксплуатации, уча, что родители / опекуны девушки разделяют ответственность за поиск подходящего ей спутника жизни. Более того, мы, мусульмане, знаем, что ислам четко и категорически запрещает принудительные браки. Святой Пророк ислама (с.а.с.) учил: ‘Выдавайте женщин замуж за мужчин, которых они одобряют”. ] Он также довольно красиво подытожил значение хорошего поведения по отношению к своей жене, когда сказал: “Лучшие из вас – это те, кто лучше всего относится к своим женам”.
Ислам также учит мужчин в буквальном смысле “становиться мужчинами” и нести финансовое бремя оплаты всех домашних счетов, чтобы содержать своих жен и детей. На самом деле, я не думаю, что какое-либо другое религиозное писание или Пророк так неоднократно подчеркивали права жен.
Что касается другой темы, я хотела спросить, что, будучи коренной немкой, а также мусульманкой, считаете ли вы, что есть какое-либо совпадение между исламскими ценностями и ценностями немецкой культуры?
Х.Х.: О да, здесь много совпадений! Здесь высоко ценятся такие основные добродетели, как честность, искренность, дисциплина, трудолюбие, неподкупность и чувство долга. Мой муж вырос с таким воспитанием в Фульде, очень традиционном немецком городе. Когда мы искали нашу квартиру, мы боялись подвергнуться дискриминации среди многих других заявителей из-за того, что мы мусульмане. Но когда домовладелец услышал, что мой муж из Фульды, мы быстро убедили его. Мы получили квартиру и показали ему, что эти немецкие добродетели также глубоко исламские.
МГ: Как интересно! Это также укрепляет веру мусульман в то, что исламские учения идеально соответствуют человеческой природе, как сказал Всемогущий Аллах в Священном Коране:
‘В этот день Я усовершенствовал вашу религию для вас и завершил Свое благоволение к вам и избрал для вас ислам в качестве религии’. [5]
МГ: Хола, ты была благословлена четырьмя детьми. Какие ценности вы больше всего хотите привить им?
Х.Х.: Я бы хотела, чтобы они были честными и богобоязненными, с любовью и сочувствием ко всем существам.
МГ: И, наконец, Хола, важнейший вопрос о еде! Если бы я снова посетила Германию (в прошлом я ненадолго посещаал ее), какое блюдо вы бы порекомендовали мне попробовать?
Х.Х: “Кенигсбергер Клепсе’ (фрикадельки с картофелем) – традиционное блюдо Германии, которое очень вкусно! Однако обязательно заказывайте фрикадельки из баранины, а не из свинины!
МГ: Принято к сведению! Спасибо тебе, Хола. Было интересно узнать о вашем уникальном наследии, вашем творчестве и глубине вашей веры. Похоже, что вы оказываете положительное влияние на свою родную Германию, знакомя людей с истинным учением ислама. Мы желаем вам всего наилучшего в ваших будущих начинаниях и просим вас подумать о переводе ваших работ на английский язык, чтобы больше из нас могли извлечь из них пользу!

Review of Religion

Фото: Qantara.de

СВЯЗАННЫЕ ПОСТЫ

Оставить комментарий

Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта. Мы будем считать, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принимать