Главная История и География “Гаванский синдром”. Виноваты ли микроволны в загадочной болезни дипломатов США по всему миру

“Гаванский синдром”. Виноваты ли микроволны в загадочной болезни дипломатов США по всему миру

через Времея и Мир
9

  • Гордон Корера
  • Корреспондент Би-би-си по вопросам безопасности

 

Природу “гаванского синдрома”, загадочной болезни, поражавшей американских дипломатов и агентов, пытаются понять очень многие – врачи, ученые, разведчики и правительственные чиновники. Одни считают его секретным оружием, другие – способом подслушивания, третьи даже не исключают, что все это плод воображения. Так кто же – или что – за ним стоит?

Недомогание часто начиналось с того, что жертва слышала звук, трудно поддающийся описанию. “Жужжание”, “скрежет металла”, “режущий слух визг”, – вот и все, что могли сказать люди. Затыкать уши было бесполезно – шум шел изнутри. Одна женщина рассказывала о низком гудении или бормотании, сопровождавшемся чувством давления внутри черепа, другая говорила о пульсирующей головной боли. Те, кто ничего не слышал, жаловались на внутричерепное давление и жар.

Многие из подвергшихся воздействию “гаванского синдрома” потом многие месяцы испытывали головокружение и постоянную усталость.

Гаванский синдром назван так, потому что впервые был отмечен в 2016 году на Кубе. Первыми от него пострадали несколько сотрудников ЦРУ, работавших в американском посольстве, но поскольку они были связаны с секретной работой, инциденты вначале держали в тайне. Постепенно слухи о них начали распространяться – и остальные встревожились.

Всего о разнообразных симптомах заявили 26 сотрудников посольства и членов их семей. По некоторым сведениям, некоторые коллеги шептались, что эти люди посходили с ума и слышат голоса в голове.

Спустя пять лет шутки закончились. Как рассказали Би-би-си осведомленные источники, число случаев гаванского синдрома достигло нескольких сотен на всех континентах, и это реально влияет на работу американских загранучреждений.

Прояснение феномена стало для США вопросом национальной безопасности. Один чиновник назвал это самой сложной задачей, с которой когда-либо сталкивалась американская разведка.

Определенно можно установить настолько мало, что возникло несколько соперничающих гипотез. Одни считают “гаванский синдром” расстройством психики, другие – результатом применения тайного оружия. Но сейчас появляется все больше доказательств в пользу того, что его самая вероятная причина – воздействие микроволн.

В 2015 году дипломатические отношения между США и Кубой были восстановлены после нескольких десятилетий вражды. Но уже через два года американское посольство в Гаване практически закрылось: из-за таинственного синдрома Вашингтону пришлось эвакуировать сотрудников, опасаясь за их безопасность.

Сперва возникло предположение, что в происходящем виноваты именно власти Кубы или некая консервативная группа в ее руководстве, применившая некое ультразвуковое оружие, чтобы помешать развитию отношений. При этом многие вспоминали о том, что кубинские спецслужбы держали Гавану под жестким контролем и были явно недовольны наплывом в город американских сотрудников.

Но затем синдром проявился во многих других странах – и эта теория потеряла актуальность.

В последнее время все чаще говорят о том, что корни этой истории стоит искать в давних и темных временах “холодной войны”, и в ней переплелись наука, медицина, шпионаж и геополитика.

Когда профессор университета штата Иллинойс Джеймс Лин впервые прочел материалы о таинственных звуках в головах у американцев в Гаване, он первым делом подумал о микроволнах. Его догадка основывалась не только на теоретических знаниях, но и на личном опыте. Несколько десятилетий назад он и сам слышал такие звуки.

Еще во время Второй мировой войны, когда в системах ПВО начали использоваться микроволновые радары, появилась информация о том, что люди испытывают звуковые ощущения, находясь рядом с работающим радаром. При этом никакого внешнего шума точно не возникало.

В 1961 году американский невролог доктор Аллен Фрей опубликовал работу о шумах, вызываемых действием микроволн на нервную систему человека, с тех пор их стали называть “эффектом Фрея”. Но конкретные причины этого явления и его влияние на организм оставались невыясненными.

В 1970-х годах профессор Лин провел серию экспериментов в университете штата Вашингтон. Он садился на деревянный стул в комнатке, обитой звукопоглощающим материалом, а в его затылок была направлена антенна. В руке ученый держал прибор для подачи световых сигналов. Коллега посылал пучки микроволн через произвольные промежутки времени. И когда ученый слышал звук, он нажимал на кнопку.

Включения света совпали с микроволновыми импульсами, при этом одиночный импульс воспринимался на слух как щелчок пальцами, а серия – как птичье щебетание. Звук возникал в именно голове, и не был связан с внешними шумами. Профессор Лин пришел к выводу, что мягкие ткани головного мозга поглощают энергию микроволн, а это в свою очередь вызывает в черепе волну давления, которую человек воспринимает как звук.

Эффект возникал только от мощных импульсов, а не от постоянного слабого излучения, которое создают современные микроволновые печи и другие приборы.

 

Профессор Лин вспоминает, что старался не делать импульсы чересчур сильными. “Я не хотел повредить свой мозг”, – сказал он Би-би-си.

В 1978  году Джеймс Лин обнаружил, что данной проблемой интересуется не он один. Лин получил неожиданное приглашение от группы ученых, которые проводили в этой области собственные эксперименты.

В годы “холодной войны” наука была предметом соперничества между сверхдержавами. Изучались даже такие проблемы, как контроль над сознанием человека, и каждая сторона боялась, что потенциальный противник добьется в этой сфере больших успехов. В том числе велись разработки с применением микроволн.

В ходе своей командировки профессор Лин отправился в Советский Союз, в Институт биологической физики в подмосковном городе Пущино. “Это была очень передовая, очень хорошо оборудованная лаборатория”, – рассказал он Би-би-си. Впрочем, в советских условиях подопытные оказывались в намного менее комфортной обстановке: их помещали в наполненный соленой морской водой цилиндр, при этом голова оставалась на поверхности, и мозг подвергался микроволновому облучению. Советские ученые считали, что микроволны взаимодействуют с нервной системой человека, и интересовались альтернативным мнением Лина по этому вопросу.

[В 1970-х, на пике брежневской “разрядки”, группа американских специалистов, в которую входил и Лин, посетила советскую лабораторию в Пущино. Он также неоднократно встречался с выдающимся советским и российским экспертом по воздействию излучений на человеческий организм профессором Юрием Григорьевым, последний раз в 2010 году. В 1970-х годах Григорьев работал в Институте медико-биологических проблем АН СССР. Он скончался в апреле нынешнего года.”Человек победил чуму, но создал новую угрозу – электронное загрязнение среды”, – говорил Григорьев еще в 1965 году.]

Впрочем, американским военным и разведчикам тоже было очень интересно, чем занимаются советские ученые. В распоряжении Би-би-си оказалась докладная записка разведки Пентагона, датированная 1976 годом. В ней говорилось, что наличие у стран коммунистического блока микроволнового оружия не доказано, однако американским спецслужбам стало известно об экспериментах, в ходе которых мощный импульс направлялся на горло лягушек, что приводило к остановке сердца.

В документе также выражалась озабоченность тем, что советские микроволновые технологии могут использоваться для поражения мозга людей или оказания психологического давления, когда в голове появляются необъяснимые звуки. “Их исследования в области внутреннего восприятия звука потенциально вполне могут использоваться для создания оружия, способного дезориентировать или менять манеру поведения американских военнослужащих и дипломатического персонала”, – заключала разведка.

Впрочем, интерес США к этой области не был чисто оборонительным. Профессор Лин говорит, что он время от времени натыкался на упоминания о секретных американских разработках оружия, основанного на тех же принципах.

Пока профессор Лин гостил в Пущино, в нескольких десятках километров от него, в самом центре Москвы, другую группу американцев тревожило, что их, возможно, подвергают воздействию микроволн – и этот факт скрывает их собственное правительство.

Дело в том, что на 10-этажное здание посольства США в СССР в течение почти 25 лет было направлено множество невидимых микроволн малой мощности. Среди посвященных это называлось “московским сигналом”, но большинство персонала о происходящем не знало. Лучи исходили от антенны, установленной на балконе дома напротив, и накрывали верхние этажи, где находился кабинет посла и велась наиболее деликатная работа.

Посольство США в Москве

Впервые американцы заметили эту антенну еще в 1950-е годы и наблюдали за ней из секретного помещения на 10-м этаже посольства. Но об этой комнате знали только те немногие, кто в ней работал. “Мы пытались определить, для чего это делается”, – рассказал Би-би-си Джек Мэтлок, который в середине 1970-х был заместителем посла США в СССР, то есть вторым человеком в представительстве.

 

АВТОР ФОТО,GETTY IMAGES

Но назначенный в 1974 году посол Уолтер Стессел пригрозил отставкой, если весь персонал не будет проинформирован о происходящем. “Это вызвало некоторую панику”, – вспоминает Мэтлок. Особенно встревожились те, чьи дети ходили в детский сад, расположенный в цокольном этаже. Однако Госдепартамент заверил своих сотрудников, что волноваться не из-за чего.

В 1975 году плохо себя почувствовал сам Стессел, при этом одним из симптомов стало кровоизлияние в глаз. В рассекреченной записи телефонного разговора с советским послом в Вашингтоне Анатолием Добрыниным тогдашний госсекретарь Генри Киссинджер косвенно связал заболевание дипломата с облучением и признал, что США “стараются не поднимать шума”. В 1986 году 66-летний Стессел скончался от лейкемии. “Он решил сыграть в стойкого солдата и шуметь не стал”, – сказала Би-би-си его дочь.

Начиная с 1976-го, в здании посольства были установлены экраны для защиты людей. Но многие дипломаты были разгневаны тем, что Госдеп сначала не предавал историю огласке, а затем долгое время отказывался признавать, что она может быть чревата последствиями для здоровья. 30 лет спустя лет сотрудники американских посольств испытают похожие чувства в связи с “гаванским синдромом”.

Но для чего же был предназначен “московский сигнал”?

“Я думаю, Советы не имели намерения причинить нам физический вред, – уверяет Мэтлок. – Они тогда опережали нас в разведывательной технике, и, по одной из теорий, пытались подслушивать разговоры в посольстве, фиксируя слабые колебания оконных стекол. Другое предположение – что таким образом они активировали свои собственные прослушивающие устройства, спрятанные в здании. Или же при помощи микроволн снимали данные с американских электронных приборов. В какой-то момент Москва вообще заявила Мэтлоку, что антенна предназначена для глушения американской аппаратуры, установленной на крыше посольства, чтобы перехватывать советские коммуникации.

Мир шпионажа и контр-шпионажа окутан такой тайной, что об истинной картине происходящего в нем осведомлены только избранные сотрудники посольств и правительственных структур.

По одной из теорий, “гаванский синдром” был вызван неким прибором для получения разведывательной информации, которое использовало мощные, узконаправленные микроволны. Бывший сотрудник британской разведки рассказал Би-би-си, что при помощи микроволн можно “подсвечивать” электронные устройства, чтобы получать от них сигналы, идентифицировать их и отслеживать.

Согласно еще одной гипотезе, здоровье сотрудников пострадало из-за не вполне исправного, или плохо спроектированного прибора – возможно даже американского. Но официальные лица США заявили Би-би-си, что какие-либо подобные устройства обнаружены не были.

После некоторого затишья аналогичные случаи начали происходить не только на Кубе.

В декабре 2017 года старший сотрудник ЦРУ Марк Полимеропулос внезапно проснулся в номере московского отеля. Он приехал в Россию для встречи с коллегами из российских спецслужб. “В ушах звенело, голова кружилась, казалось, что меня сейчас стошнит. Подняться на ноги я не мог, – рассказал он Би-би-си. – Я пришел в ужас”.

После первых случаев “гаванского синдрома” прошел уже год, но медслужба ЦРУ сообщила Полимеропулосу, что его симптомы не совпадают с гаванскими. После этого он начал долгую борьбу с администрацией, пытаясь добиться получения медицинской помощи. Жестокие головные боли так и не прошли, и в 2019 году ему пришлось уйти в отставку.

Вначале Полимеропулос считал, что подвергся воздействию какого-то электронного прибора для слежки, который, по его словам, “включили на слишком большую мощность”. Но теперь экс-разведчик убежден, что против него применили оружие – к такому выводу он пришел, поскольку подобные случаи произошли еще с несколькими сотрудниками ЦРУ, и все они, как говорит Полимеропулос, работали на российском направлении.

А затем появился еще и “китайский след”: в начале 2018 года пострадали несколько человек из американского консульства в Гуанчжоу. Тогда некоторые дипломатические сотрудники, работавшие в Китае, связались с профессором университета Сан-Диего Беатрис Коломб – она много лет занимается необъяснимыми медицинскими случаями, в том числе воздействием микроволн на организм.

Коломб рассказала Би-би-си, что в январе 2018-го она написала подробное письмо в медслужбу Госдепартамента США, в котором изложила свое мнение о происходящем: эксперт не сомневалась, что причина симптомов – микроволны. “Прочитали с интересом”, – гласил ни к чему не обязывающий ответ.

Профессор Коломб говорит, что члены семей сотрудников консульства в Гуанчжоу определяли наличие высокого уровня излучения при помощи приборов, которые может купить любой человек. “Стрелки зашкаливало”, – говорит она. Но Госдепартамент запретил разглашать данные об измерениях, которые дипломаты делали на собственных телах.

Расследование этих инцидентов на первых этапах сопровождалось множеством упущений. Данные о происходящем никто не систематизировал, не было взаимодействия между Госдепартаментом и ЦРУ. А кроме того, ведомственные медики скептически относились к жалобам персонала, что вызывало недовольство.

 

С американскими представителями в Китае произошло девять подобных инцидентов, но лишь в одном случае Госдепартамент признал совпадение симптомов с гаванскими. Остальные начали возмущаться и жаловаться, что с ними разговаривали так, словно они все выдумали. Пострадавшие стали требовать, чтобы лечили всех заболевших без исключения – и эта борьба продолжается по сей день.

Некоторые обратились за юридической помощью к адвокату Марку Зайду, который специализируется на делах, затрагивающих национальную безопасность. В настоящее время он представляет интересы примерно двух десятков человек, половина из которых принадлежит к разведывательному сообществу.

“Это не “гаванский синдром”, так называть происходящее неверно, – говорит Зайд. – Судя по тем свидетельствам, которые я видел, правительство США, вероятно, знало о проблеме еще с конца 1960-х годов”.

С 2013 года Марк Зайд борется за интересы бывшего сотрудника Агентства национальной безопасности, который считает, что пострадал от микроволн еще в 1996 году. Власти до сих пор не разрешают называть место, где это случилось.

У Зайда имеются два предположения насчет того, почему правительство США избегает данной темы. Одно состоит в том, что тогда придется признать ошибки, совершенные на протяжении многих лет, и таким образом открыть “ящик Пандоры” судебных исков. Другое – что США сами тайно создают микроволновое оружие и не хотят привлекать к проблеме излишнего внимания.

Интерес США к микроволновому оружию не иссяк и после окончания “холодной войны”. По некоторым данным, с 1990-х годов американские ВВС разрабатывали три секретных проекта. В ходе первого из них – под кодовым названием “Hello” (англ. – “привет”) – они пытались выяснить, можно ли использовать микроволны, чтобы вызывать у людей громкий шум в голове. Второй проект назывался “Goodbye” (англ. – “до свидания”) – в нем исследовались возможности микроволн при сдерживании толпы. А третий проект, под кодовым названием “Goodnight” (англ. – “спокойной ночи”), изучал, можно ли при помощи микроволн убивать людей. Судя по сообщениям десятилетней давности, во всех трех случаях ничего не вышло.

Впрочем, исследования сознания и способов воздействия на него по-прежнему пользуются повышенным вниманием военных и разведчиков. “Человеческий мозг рассматривается как поле битвы XXI века, – сказал Би-би-си профессор неврологии и биохимии Джорджтаунского университета и консультант Пентагона Джеймс Джордано, изучавший гаванский инцидент. – Наука о головном мозге – глобальное явление. Она не ограничивается только той частью мира, которая раньше называлась Западом”.

По словам Джордано, ученые постоянно ищут способы сделать работу мозга более эффективной – или, наоборот, нарушить ее. Но в этой сфере нет прозрачности и установленных правил.

Эксперт утверждает, что исследования в области микроволн ведут в числе прочих Россия и Китай, и не исключает, что разработанные ими приборы могут переориентироваться в военных целях – даже если первоначально они были созданы для коммерческого или промышленного использования (например, для изучения воздействия волн на различные материалы). Джордано также предполагает, что одной из целей такого рода устройств может быть распространение страха и дезорганизация работы учреждений.

Подобные технологии существуют уже давно – и в прошлом их применяли в некоторых исключительных случаях. Но на Кубе произошло нечто новое, что привлекло к проблеме всеобщее внимание.

Когда начался “гаванский синдром”, Билл Эванина был высокопоставленным сотрудником американской разведки, а недавно он ушел в отставку с поста руководителя американского Национального центра проблем контрразведки и безопасности. У него нет никаких сомнений в отношении того, что на самом деле случилось в Гаване. “Было ли применено наступательное оружие? Думаю, да”, – заявил он Би-би-си.

Он считает, что микроволны использовались в некоторых военных конфликтах последних лет, но случай с Кубой в обычные рамки не вписывается. Эванина объясняет, что Куба, расположенная в 150 км от берегов Флориды, всегда считалась идеальным местом для радиоэлектронного шпионажа. Им много лет занимался советский, а затем российский центр в Лурдесе, закрытый в 2001 году.

Американские эксперты подозревают, что после визита Владимира Путина в Гавану в 2014 году центр возобновил работу. По имеющимся данным, Москва отправила на Кубу 30 сотрудников разведки, а Китай создал там два пункта радиоэлектронного слежения.

Но с 2015 года, когда в Гаване открылось посольство США, свои позиции на острове начали укреплять и американцы. Они стали собирать информацию и теснить российских и китайских разведчиков. “У нас с ними шла настоящая война”, – вспоминает один из источников.

Тогда-то и начались непонятные звуки.

“Кто больше всех заинтересован в закрытии нашего посольства в Гаване? – рассуждает Билл Эванина. – Если российское правительство расширяет сбор информации на Кубе, то присутствие под боком американцев им, надо полагать, нежелательно”.

Россия неоднократно отрицала свою причастность к случившемуся – так же как наличие у нее “оружия направленного микроволнового воздействия”. “Подобные провокационные, не подкрепленные фактами домыслы и фантастические гипотезы вряд ли можно рассматривать в качестве серьезного повода для комментария”, – заявила официальный представитель МИД РФ Мария Захарова в декабре 2020 года.

Скептики, не верящие в “гаванский синдром”, есть и на Западе. В подтверждение своего мнения они ссылаются на уникальную ситуацию, сложившуюся на Кубе.

“Заразный стресс”

Профессор неврологии из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Роберт Балох давно занимается изучением разных медицинских аномалий. Он считает, что в гаванском случае мы имеем дело с коллективным психозом, самовнушением, передающимся подобно инфекции.

Он сравнивает это с тем, как люди начинают испытывать недомогание, если сказать им, что они съели испорченную пищу, – хотя на самом деле с этими продуктами все было в порядке. Это обратная сторона эффекта плацебо “Обычно групповой психоз возникает на фоне общего стресса, говорит Балох. – Именно в таком состоянии находился персонал американского посольства на Кубе, в особенности агенты ЦРУ, которые пострадали первыми”.

По его мнению, люди испытывают обычные симптомы, такие как туман в голове или головокружение, – но под влиянием сообщений СМИ, слов других пострадавших и врачей начинают считать их проявлением синдрома. “Эти симптомы абсолютно реальны”, – говорит Балох и объясняет, что жертвы становятся особенно чувствительными и все больше боятся заболеть, когда слышат то же самое от других, особенно в замкнутом коллективе.

Он утверждает, что этими чувствами затем “заразились” и сотрудники американских учреждений в других странах.

 

АВТОР ФОТО,GETTY IMAGES

 

Конечно остаются вопросы. Почему, например, на те же симптомы жаловались канадские дипломаты в Гаване, чье посольство расположено рядом с американским? И по какой причине об этом ничего не говорили британцы? “В последние годы россияне пытались убивать людей на британской территории с использованием радиоактивных веществ, а тут нет ни одного случая?” – спрашивает Марк Зайд.

“А я бы пока не стал утверждать, что ни у кого из британцев не было симптомов”, – парирует Билл Эванина, добавляя, что Вашингтон сейчас обменивается соответствующей информацией с союзниками.

Некоторые эпизоды могли не быть связанными с микроволнами. “У нас была группа военных на Ближнем Востоке, которые жаловалась на “гаванский синдром”, но выяснилось, что настоящей причиной стало пищевое отравление”, – сказал один из экс-чиновников.

“Нужно отделять зерна от плевел”, – констатирует Марк Зайд – и объясняет, что к нему обращаются граждане, заявляющие, что находятся под воздействием невидимых лучей. У некоторых из них обнаруживаются психические отклонения.

По оценке одного из бывших чиновников, только около половины подозрительных случаев среди американских служащих потенциально связаны с воздействием со стороны врага. Другие источники говорят, что реальных инцидентов и того меньше.

В декабре 2020 года Национальная Академия наук США подготовила по этому вопросу важнейший доклад. Эксперты собрали свидетельства ученых, врачей и восьми человек, считающих, что стали жертвами микроволнового излучения. “Все это выглядело очень серьезно, – вспоминает руководитель комиссии – профессор Стэнфордского университета Дэвид Релман. – Некоторые из них скрывались, боясь, что кто-то снова нападет на них. Нам пришлось предпринять специальные меры для обеспечения их безопасности”.

Ученые рассмотрели все возможные причины, в том числе психологические, но пришли к выводу, что по крайней мере в части случаев самой вероятной из них было воздействие высокоэнергетических направленных микроволновых импульсов. Того же мнения придерживается профессор Лин, также дававший показания комиссии.

Хотя исследование спонсировалось Госдепартаментом США, там по-прежнему считают его выводы лишь вероятной гипотезой. Чиновники заявляли, что не обнаружили других свидетельств в ее поддержку.

Администрация президента США Джо Байдена дала понять, что относится к проблеме очень серьезно. Госдепартамент и ЦРУ недавно выпустили рекомендации для своих сотрудников, одна из которых – при недомогании немедленно покинуть потенциально опасное место. Внешнеполитическое ведомство создало рабочую группу, куда дипломаты и члены их семей могут обращаться при “необъяснимых происшествиях со здоровьем”. Подобные случаи больше не будут делить на различные категории в зависимости от присутствия в них тех или иных обстоятельств. Впрочем, без четких критериев их стало сложнее посчитать.

А в 2021 году началась новая волна случаев таинственной болезни, в том числе симптомы были зафиксированы у американцев, работающих в Берлине и Вене. Августовский визит вице-президента Камалы Харрис во Вьетнам был отложен на три часа, поскольку на “гаванский синдром” пожаловался сотрудник посольства США в Ханое. Теперь озабоченные дипломаты задают множество вопросов перед тем, как согласиться на длительную зарубежную командировку вместе с семьей.

“Если наши разведчики станут постоянно думать, что русские что-то над ними проделывают, это будет сильно отвлекать от работы”, – говорит Марк Полимеропулос, в этом году наконец добившийся от ЦРУ бесплатного лечения.

Сейчас поиском виновных в “гаванском синдроме” руководит ЦРУ – рабочую группу по этому вопросу возглавил ветеран, занимавшийся розыском Усамы бен Ладена.

Маркеры в крови

Утверждение, что другое государство наносит вред здоровью американских официальных представителей, может иметь очень серьезные последствия. “Это акт войны”, – говорит Полимеропулос. Именно поэтому с такими обвинениями на правительственном уровне не спешат. Политики требуют неопровержимых доказательств, которых, как говорят чиновники, на данный момент нет.

Некоторые сотрудники американского правительства утверждают, что причина “гаванского синдрома” так же неясна, как пять лет назад. Но другие с этим не соглашаются. Они говорят, что сейчас свидетельств в пользу использования микроволн намного больше, хотя они пока не окончательные.

Как выяснила Би-би-си, спецслужбы начали получать новую важную информацию, поскольку данные впервые собираются и анализируются намного более системно.

В частности, в некоторых случаях, имевших место в этом году, выявлены специфические кровяные маркеры, которые указывают на повреждение мозга. Раньше между обнаружением соответствующих симптомов и началом расследования проходило много времени, и маркеры успевали исчезнуть. Но теперь, когда анализы делают по горячим следам, их стали обнаруживать.

Споры о “гаванском синдроме” не утихают, а ответ на вопрос о его происхождении может оказаться сложнее, чем мы думаем. Не исключено, что существует некоторое количество настоящих случаев, к которым ошибочно причислили другие. Представители правительственных агентств предполагают, что со временем технологии и задачи злоумышленников могли измениться – и теперь их главная цель – запугивать США. Некоторые также опасаются, что в данном случае одно государство использовало в своих интересах действия другого.

“Мы любим простые диагнозы, – резюмирует профессор Релман. – Не всегда это возможно. Но это не значит, что в таких случаях надо опустить руки и больше ничего не делать”.

Возможно, настоящая сила “гаванского синдрома” как раз и заключается в его необъяснимости. Связанный с ним страх заставляет новых и новых людей подозревать, что они стали жертвами микроволнового оружия. В результате разведчикам и дипломатам становится труднее работать за рубежом. “Гаванский синдром” живет собственной жизнью.

ВВС

СВЯЗАННЫЕ ПОСТЫ

Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта. Мы будем считать, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принимать