Главная Политика и общество Вячеслав Игрунов: Без мягкой силы «приручение Украины» невозможно

Вячеслав Игрунов: Без мягкой силы «приручение Украины» невозможно

через Исмаил
0 комментарий 35
Игрунов: Без мягкой силы «приручение Украины» невозможно

Директор Института гуманитарно-политических исследований (с 2001 года — руководитель Общественного совета украинско-российского сотрудничества) Вячеслав Игрунов еще в 1990-х гг., будучи депутатом Госдумы, активно поддерживал политику наращивания «мягкой силы» России на Украине. Эти же инициативы он активно продвигал в начале – середине 2000-х гг., в том числе – в рамках общения с Владиславом Сурковым, в период пребывания того на посту заместителя руководителя Администрации Президента Российской Федерации. В дальнейшем политик отслеживал динамику ситуации в «незалежной» посредством разветвленной системы личных связей. Как показали наблюдения Игрунова, еще в начале 2000-х гг. Россия обладала колоссальным потенциалом мягкой силы на Украине, но он был в значительной степени растрачен. Не в последнюю очередь – благодаря реализации принципа «пусть делают у себя, что хотят, только платят за энергоносители». Несмотря на это, у России еще остается потенциал мягкой силы на территории «незалежной», и без его использования полноценное урегулирование кризиса невозможно.

Свою позицию директор Института гуманитарно-политических исследований Вячеслав Игрунов подробно осветил в эксклюзивном интервью для портала «Выбор народа».

В последние годы я перестал следить за действиями России в Украине в сфере общественного сознания. Могу поделиться только общим впечатлением за долгий период в два с лишним десятилетия.

Наиболее успешным влиянием мягкой силы можно отметить 2001-2002 годы, когда Москва приняла программу “Год Украины в России”. Уже в 2003 году произошел фактический отказ от наследующей ее программы “Год России в Украине”. Примерно в это время происходит принципиальный отказ от использования мягкой силы в сколь-нибудь значительных масштабах. Еще артисты из России ездят на Украину, а украинские приглашаются в Россию, и Москва выделяет на это незначительные деньги, но присутствие русских интеллектуалов и лидеров общественного мнения пренебрежительно мало. Происходит фактический отказ от встреч представителей общественных организаций, журналистов, молодежи. Большая часть российско-украинских мероприятий происходит по инициативе украинской стороны с привлечением западных грантов. Русский дом в Киеве производит впечатление запретного храма: все дорого, чисто, пафосно, но полное отсутствие людей. Посол не встречается с представителями общественности, абсолютно не интересуется общественной жизнью. Добиться встречи с ним не могут даже люди, имеющие вес не только в общественном мнении, но и во власти.

В это время Сурков в личной беседе со мной формулирует мысль: мы не умеем пользоваться мягкой силой, и не надо – пусть делают у себя, что хотят, только платят за энергоносители. Еще раньше отказываются от согласованной с Кучмой программы создания 27 центров русской культуры, неформально согласованной с Кучмой. Российское консульство во Львове отказывается поддерживать самодеятельный Русский культурный центр, с 1988 года самоотверженно организовывающий Пушкинские фестивали и конкурсы по всей Украине с привлечением польских, словацких, российских школ, объединяющий вокруг себя все неукраинские общины Львова. Отказывается АП и от продолжения в Международного Одесского экономического форума, имевшего большой успех в рамках “Года Украины”. Забыт Харьковский экономический форум. Власть сосредоточена на аналогичных мероприятиях, проводящихся на российской территории, прежде всего ПМЭФ, но и на Байкальском, Дальневосточном форумах.

Какие-то реликты “Года Украины” продолжают сохраняться в едва различимых проявлениях еще несколько лет. Российская делегация участвует в Крыму в праздниках русской словесности, приуроченных ко дню рождения Пушкина, но Кремль отказывается финансировать любые мероприятия, связанные с русской историей, которые пытается организовывать русская общественность Крыма, в итоге вынуждая инициативных людей искать поддержку в Киеве.

Фонд “Русский мир”, созданный для работы в СНГ, сосредоточился на представительских мероприятиях в Париже и Вашингтоне, а работа на постсоветском пространстве находится в полном забвении и передана одному-единственному посредственному чиновнику. В течение нескольких лет можно наблюдать имитацию угасающего участия в общественной жизни Украины российских акторов наряду с деятельностью Евразийской молодежи, которая направлена на обострение конфликта между украинскими националистами и пророссийски настроенной часть общества, что в конечном итоге ведет к угнетению проявлений последних и радикализации националистических настроений. Примерно такую же роль играет Институт стран СНГ Затулина, хотя этот институт, надо отдать должное, работает очень активно.

АП срывает в 2006 году большую международную конференцию с участием известных ученых, общественных деятелей и правозащитников, направленную против признания Голодомора геноцидом украинского народа. Тогда была чрезвычайно велика возможность убедить в ошибочности этой концепции заметного числа депутатов, особенно из Партии регионов, что привело бы недостатку голосов во время критического голосования в Раде. Принятие решения Радой нанесло России большой репутационный ущерб, но кремлевские чиновники зато освоили мелкие деньги.

Влияние на умы и настроения украинцев становится уделом частных лиц, в то время как власть разрабатывает формы экономического и политического давления. Иногда возникают всплески судорожной активности, как, например, в 2013 году в связи с подготовкой подписания документов об ассоциации с Евросоюзом. Но и здесь, похоже, самый активный актор – Глазьев, действующий как частное лицо.

Каков был потенциал мягкой силы? Огромный. Украинские политики ненационалистических изводов продолжали видеть в Москве столицу и источник авторитета. Значительная часть интеллигенции была заинтересована во включении в российскую культурную жизнь. До 2004 года не было ограничений на российское присутствие, а националистические движения стали сворачиваться и сохранять активность почти только на Западной Украине. Регулярные встречи ученых и бизнесменов могли решительно повлиять на желание Януковича и его окружения подписать соглашение об ассоциации с ЕС. Правильная постановка задачи обеспечила бы создание реально пророссийской электорально значимой партии (и от этого проекта Кремль отказался едва ли в последнюю минуту). Значительная часть экспертного сообщества и журналистов ориентировались на контакты с Россией, но наша власть не только не шла навстречу, но даже и те ресурсы, которые выделялись Россотрудничеству, использовались, политкорректно выражаясь, нецелевым образом. Формы взаимодействия были неисчислимы.

К моменту спецоперации влияние мягкой силы равнялось приблизительно нулю. Спецоперация уничтожила даже самые малые признаки этого влияния. Мягкая сила направлена на оппонентов, на колеблющихся, но у нас за нее выдают общение с фанатично ориентированными на Россию сторонниками. Это бессмысленное приложение усилий – сторонники останутся сторонниками, даже если Россия останется глуха к ним. За небольшим исключением. Да и вернуть разочарованных большей частью нетрудно. Бороться прежде всего надо за сомневающихся. При этом потенциал мягкой силы остается очень значительный. Без него “приручение Украины” невозможно.

СВЯЗАННЫЕ ПОСТЫ

Оставить комментарий

Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта. Мы будем считать, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принимать