Главная Ислам и Современность Заметки Исмаила: Перевод текстов Корана: когда это хорошо, а когда не очень.

Заметки Исмаила: Перевод текстов Корана: когда это хорошо, а когда не очень.

через Исмаил
0 комментарий 27

Коран, священное писание мусульман, в отличие от писаний других религий, в том числе и идущих от пророка Авраама-Ибрагима (мир ему) является прямой речью Аллаха Всевышнего, обращенной через Благословенного Пророка Мухаммада ко всему человечеству. В нем нет исторических преданий, или учительных текстов, какие мы находим в известных нам канонах иудейского Таурата ( Торы) и христианского Инджиля (евангелии). Слово Аллаха кратко и одновременно емко и всеобъемлюще, охватывающее, может быть даже в нескольких слогах, огромные сферы человеческого бытия. Вот почему сакральным актом для мусульманина является даже само чтение Корана вслух и нараспев, может быть и без полного понимания того, что данный текст означает. Ибо такое чтение – не просто упражнение для голоса и дикции, но является полноценным актом богопоклонения, наряду с молитвой-намазом и мольбой-дуа.
Но как и во всяком другом Своем Писании, Аллах Всевышний обращается не только к людским сердцам и душам, но и к их интеллекту. Он требует от нас веры и поклонения, но не слепого, а разумного, такого, что позволяет сделать нашу веру не просто ритуальной чередой поклонов и молитв, но прежде всего руководством по проживанию земной жизни разумно, созидательно и нравственного. Вот почему не менее важны и переводы смыслов Корана на современные языки. Хотя они и несвободны от неких субъективных личностных установок того или иного переводчика, но именно понимание смыслов Корана, изложенных народном языке верующих помогает сделать первый шаг от религии ритуальной к религии осознанной. Наконец, ислам, это религия, могущая быть понята только в контексте. Слова арабского языка многозначны, и в тексте Корана они часто могут иметь совершенно иное значение, чем в бытовой, или иной нерелигиозной сфере. Поэтому для того, чтобы Священный Коран стал по настоящему источником глубокой духовной подпитки человека, необходимо обращаться к нему в сточки зрения веры, той обстановки, что была в эпоху начала откровения Мухаммада, а также к толкованиям и тафсирам, восходящим ко временам Пророка, его сподвижников и первых халифов. Причем все это должно быть взаимосвязано и находится в использовании верующим , равно как и в сознании их, в некоем единстве.
К сожалению этого не всегда удается добиться, что не очень есть хорошо. Вот один из последних примеров из русскоязычного мусульманского инфопространства.
В 2021 году, в Казани группой исследователей под руководством Айрата Бахтиярова вышел в свет труд под названием «Коран. Перевод образов с арабского языка и комментарии». Это второе издание, в 2013 году вышел его первый, двухтомный вариант, который ныне сокращен за счет транслитераций и комментариев.


Редакционная группа этого проекта, состоит из филологов и лингвистов-арабистов. И не подвергая сомнению их компетенцию в арабском языке, отметим, что исключительно «филологический» подход к кораническому тексту значительно обедняет понимание его, ибо исключительно лингвистический анализ слов, чье происхождение глубже, чем просто написанный ряд букв, делает, особенно для читателей немусульман, или же мусульман, но «этнических», не практикующих, малопонятным набором слов. Именно с таким очень резким креном исключительно в сторону филологии и лингвистики мы сталкиваемся , после знакомства с данным изданием.
Подзаголовок рассматриваемого коранического перевода гласит: « Перевод образов и комментарии». Большинство же имеющихся в распоряжении русскоязычного читателя коранических переводов являются переводами смыслов. И это верно. Бог Ибрагима, Исхака и Йакуба являет себя человеку и человечеству, прежде всего как Единое и Всемогущее Слово. Или Смысл (логос), если хотите, и только оно порождает уже какие-то зримые и опять же субъективные образы в уже человеческом сознании. И поэтому «образ» от «смысла» отрывать никоим образом нельзя, поскольку это противоречит самой сути Откровения, а так же затрудняет понимание многогранного единства Божественного Откровения ( в нашем случае откровения коранического), как его первоосновы и критерия божественной истинности.
Проиллюстрируем нашу мысль на немногих, но ключевых для понимания религии ислама примерах из рассматриваемого труда.
Сура аль-Фатиха

«Именем Аллаha, ( того Самого Единственного Боha), ар-Рахмана ( Того самого проявившего милость), ар-рахима (Того самого милостивого).
Все прославление и хвала лишь Аллаhу – Господу-воспитателю-кормильцу всех миров
Ар-Рахману, ар-Рахиму,
Владыке (того самого) дня исповедания
Лишь Тебе поклоняемся и лишь Тебя просим о помощи.
Направив, веди нас (той самый) выпрямляющей путеводной нитью
Путеводной нитью тех, которых Ты нежно облагодетельствовал: нет рассерженности над ними и не заблуждающиеся они». (Цит .по. « Коран перевод образов с арабского языка и комментарии, Казань, 2021 г. стр 4-5).
Читая этот перевод, невольно задумываешься о том, что авторы, видимо хорошо владеют арабским, но видно в угаре своей активной работы, совсем забыли родной русский язык, прежде всего с точки зрения его стилистики и смыслового содержания.
Предлагаемая авторами поясняющая фраза после с лова Аллах (Того Самого Единственного Боhа) не только утяжеляет текст, делая его трудно читаемоым. Это уточняющее предложение, в целом малонужное, поскольку система ключевых религиозных понятий русского языка уже давно хорошо разработана и развита, будучи всем понятной. Кроме того, такое уточняющее предложение с конструкцией «тот самый» может быть воспринято, как указание на то, что существуют какие-то другие «единственные боги», а это уже вызывает серьезные вопросы с точки зрения основополагающих принципов монотеистической веры и религии.
Ар-Рахман и ар-Рахим, как одни из «прекрасных имен» Аллаха в интерпретации авторов стали полными синонимами, обозначающими такое определение как «милостивый». Между тем это существенно обедняет представление людей о Всевышним, по сравнению с классическим переводом « милостивый и милосердный». Милостивым можно быть просто из-за хорошего настроения, по каким-то иным, часто рациональным соображением, но милосердие – это всегда проявление Любви, одно из главных качеств Аллаха.
Совершенно алогична фраза « Господу-Господу-воспитателю-кормильцу всех времен». Здесь опять много лишних слов. Настоящий «Господь», «господин», он, что называется по определению , является воспитателем и кормильцем. Кроме того, это смысловой ляп – воспитывать и кормить можно и нужно не миры, а людей в них.
Как то непонятно отмеченное здесь и в дальнейшем тексте превращение «судного дня» в «день исповедания». Произошла существенная подмена понятий, ибо исповедание в смыслах русского языка – это провозглашение перед Всевышним и людьми, а Судный День – это момент, когда человек дает ответ Богу за свои мысли, слова и дела в земной жизни. И наконец совсем нет смысла превращения понятной и общеупотребительной фразы «вести путем» на малопонятную « направив, веди нас путеводной нитью». ПО логике языка, путеводную нить кто-то извне дает. Чтобы человеку «идти путем». Желательно прямым.

Нет принуждения в религии
Cтавший уже хрестоматийным, иллюстрирующий универсалистский и толерантный характер религии ислама, 256-й аят суры «аль-Баккара» превратился в настоящий ребус для богослова и религиеведа, не говоря о простых верующих.
Вот как передают его казанские лингвисты-арабисты.
«Нет принуждения в исповедании – уже стало ясно различимым сознание благоразумия от обольщенности и тот, кто отвергнет тагута (идола) и верой сердца утвердится об Аллаhe, тот уже крепко ухватился за связь крепчайшую (рядом стоят два однокоренных слова, это нарушение правил построения текста, что наподобие «аргументации аргументом»), которой нет обрыва. Ведь-Аллах Всеслышатель,  Знающий ( традиционно определения, прекрасные имена Аллаха «асма аль -усма», на русский язык переводятся прилагательным , а не существительным.
Сравним это с классическим переводом той же суры выдающимся российским не только филологом-арабистом, но и исламоведом Игнатием Крачковским: « Нет принуждения в религии. Уже ясно отличился прямой путь от заблуждения. Кто не верует в идолопоклоноство, а верует в Аллаха,, тот ухватился за надежную опору, для которой нет сокрушения. Воистину Аллах – слышащий знающий» (цит.по изд . Коран . Перевод и комментарии И.Ю. Крачковского М. Наука.1990, стр.56).
О последнем тексте , просто хочется сказать цитатой из «Теркина» Александра Твардовского: «Вот стихи, а все понятно, все на русском языке». Анализируемые же нами казанские лингвисты опять намудрили там, где надо быть проще. И тогда читатель, в том числе и религиозный к тебе потянется.
В арабском оригинале этого аята для религии используется слово «дин». Более конкретный смысловой перевод этого понятия означает скорее не «религию», а «веру», более расширенное определения «вера в Аллаха, через следование Его законам и установлениям» (в родственном арабскому языке иврит это слово и означает закон в сугубо юридическом, нерелигиозном смысле). Для понятия «религия» означающего своего рода инструмент реализации «веры» больше подходит понятие «шариат». Но в принципе давно и многими эти два слова воспринимаются как синонимы.
Чего не скажешь о предложенном авторами «перевода образов» слова «исповедание». Исповедание в русском языковом обиходе – это либо внешнее выражение словами и знаками собственной веры и религии, либо канцеляризм, означающий обозначение религиозной принадлежности человека в паспорте и других официальных бумагах. Это никоим образом не связано со значением изначального арабского слова в этом аяте.  Что же касается стилистики перевода всего аята ( а поскольку Коран с точки зрения литературной формы – это поэзия, а поэзия должна быть всегда стилистически понятна и приятна), тот тут, как говорится, нет слов.
Сура аль- Ихляс.

Сура «Искренность»
«Скажи «Он-Аллах – один-единственный, Аллах(тотсамый) Неизменный, Вечный-Самодостаточный, не родил и не был рожден, и не является равным Ему не один».
Мы взяли для примера эту одну из маленьких последних сур не случайно. В ней емко выражено, буквально в нескольких словах все учение Ислама, и сам Благословенный Пророк в одном из хадисов сказал, что «прочитавший эту суру, как будто прочитал четверть Корана». Но и тут казанские исследователи нагромоздили сложную лингвистическую и довольно далекую от оригинала конструкцию. Так в качестве перевода названия они предложили «Искренность», хотя содержание и логика ее текста, однозначно указывает на то, что адекватным переводом будет именно «очищение» [ веры], такое значение приводится в большинстве переводов. Нет смысла и «разжевывать» определение «ас-самад», достаточно его перевести как «вечный», а такие качества, как неизменность и самодостаточность, вполне себе явно вытекают из понятия «вечный» и двух последующих аятов суры».
Итак по нашему мнению, в этом труде в результате главного акцента исключительно на филологической составляющей произошла своеобразная, хотя и на академическом уровне путаница «Божьего дара» с… искусственной филолого-лингвистической конструкции. Может этот текст сыграет свою позитивную роль в сугубо академической сфере, но широкого читателя, как мусульманина, так и просто интересующегося религией, он просто запутает и введет в смущение.
Но Аллах Всевышний знает лучше.
Исмаил аль-Ляхистани, шакирд.

СВЯЗАННЫЕ ПОСТЫ

Оставить комментарий

Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта. Мы будем считать, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принимать