Главная Мир сегодня Камилжан Каландаров : “Нейтралитет Туркменистана- это феномен современной политики”

Камилжан Каландаров : “Нейтралитет Туркменистана- это феномен современной политики”

через Исмаил
0 комментарий 196

В силу всем известной специфики политического устройства Туркменистана, а также российско- туркменских отношений в России не праздновались памятные даты , связанные с политической историей независимого Туркменистана на уровне общественности.
Сегодня это положение вещей, очевидно не игравшее положительной роли для развития российско-туркменистанских отношений на уровне гражданского общества меняется. В Московском доме национальностей 12 декабря открылись дни культурв Туркменистана по случаю национального праздника этой страны – Дня Нейтралитета. В их рамках проходит выставка картин туркменистанских художников, прошел концерт народной туркменской музыки, а также выставка книг для школ Туркменистана. Но, пожалуй самое главное то, что в рамках этого мероприятия прошла конференция на тему « Нейтральный статус Туркменистана- важный фактор безопасности в Центральной Азии и на Каспии», на котором представители общественности обсудили проблему нейтралитета Туркменистана, что раньше было прерогативой исключительно узких и закрытых политических кругов обеих стран.

В связи с этим мы задали несколько вопросов ключевому организатору мероприятия, главе «Русско-туркменского культурного центра» и Фонда «Наследие Каспия» известному ученому и общественному деятелю Камилжану Каландарову.
Камилжан Хомутович, как Вы, как ученый и общественный деятель можете определить и охарактеризовать такое явление, как нейтралитет Туркменистана?

Сегодня нейтралитет Туркменистана представляет собой прочный и гармоничный баланс, казалось бы несовместимых вещей. С одной стороны, страна открыта для взаимовыгодного политического, экономического, культурного и гуманитарного сотрудничества со всеми без исключения странами, с другой – избегает вхождения напрямую в различные альянсы, как военного, так и политического и экономического характера, строго соблюдая курс на полную самостоятельность во внешней политике. И это определяется не столько волей конкретных политиков, сколько тем объективным положением, которое занимает Туркменистан на геополитической карте Евразии и всего мира. Сегодня многие страны, провозгласившие себя нейтральными в своей конкретной политике таковыми не являются. И только Ашхабад выдерживает политику нейтралитета в ее чистом виде. По сути сегодня- это феномен политической реальности.

Знаете есть мнение, что нейтралитет Туркменистана – э то своего рода «внешнеполитический зонтик» для политики гиперизоляционизма, которая проявила себя в первые десятилетия независимости Туркменистана к которому весьма критично относились во многих кругах России и ряда стран СНГ. Что Вы думаете по этому поводу?

Действительно ситуацию первых полутора десятилетий независимого Туркменистана можно определить как гиперизоляционизм. Возникли проблемы с получением виз, миграцией, перемещением граждан и ряд других. Однако впоследствии власти страны отказались от крайностей такого подход как во внутренней, так и внешней политике. В то же время в разумных рамках сохраняется контроль и регулирование внутри- и внешнеполитических процессов.
Надо сказать, что нейтралитет, как международное продолжение внутренней политики страны сыграл для Туркменистана положительную роль. Стране удалось избежать острых внутренних проблем, а также характерных для стран региона всплесков экстремизма, прежде всего, исламистского. Все это, несмотря на имеющиеся проблемы обеспечило поступательный характер развития Туркменистана. И сегодня мы можем наблюдать развитие в стране частного сектора, негосударственных СМИ и реально существующих институтов гражданского общества. Всего этого не было бы, если бы политика нейтралитета Туркменистана, при сохранении своих принципиальных основ, неадаптировалась бы к изменениям в мировой межгосударственной, общественной и культурной сферах.

Соб инф.

 

СВЯЗАННЫЕ ПОСТЫ

Оставить комментарий

Этот веб-сайт использует файлы cookie для улучшения вашего опыта. Мы будем считать, что вы согласны с этим, но вы можете отказаться, если хотите. Принимать